Банерна Мережа ЗМІ
СПЕЦКОР::головна Дніпропетровське
інформаційно-аналітичне
інтернет-видання
персональний сайт журналіста Олексія Мазура
Академія Української Преси Життя і Смерть - художньо-аналітичні сторінки Андрія Мазура... [Vox.com.ua] Портал українця Пресса Украины Украинский портАл

головна :: про автора :: "office" :: контакт :: архів-2011 :: архів-2010
коріння дуба, сакури гілля - поетичні сторінки Андрія Мазура
УКРАЇНА - ЦЕ ЄВРОПА, бандюкович - ПОВНА ЖОПА! ЗЕКА - ГЕТЬ!! РЕ-ВО-ЛЮ-ЦІЯ!!! -= СПЕЦКОР =- Повалення леніна - це не вандалізм, а відновлення історичної справедливості. -= СПЕЦКОР =- У Дніпропетровську на місці Євромайдану мер Куліченко облаштував ярмарок. -= СПЕЦКОР =- Міліція залишила дніпропетровський Євромайдан якраз перед нападом "тітушек". -= СПЕЦКОР =- У Дніпропетровську на Євромайдан вийшли за різними підрахунками від 500 до тисячі городян. -= СПЕЦКОР =- Азаров сказав, що не боїться ЄвроМайдану. А даремно! -= СПЕЦКОР =- В Януковича язик не повертається сказати слово "українці". Замість цього він вживає "співвітчизники". -= СПЕЦКОР =- Лакейство і "раболєпіє" Януковича не знає меж. -= СПЕЦКОР =- Політика Януковича - це державна зрада і національне приниження українців. -= СПЕЦКОР =-




Пошук на сайті:
метод пошуку: "і" "або"


ГРЕБНЕВ В АМСТЕРДАМЕ

В столицу Нидерландов Гребнев (упитанный молодой человек 28 лет отроду) прибыл из Днепропетровска по делам “СИНДИКАТА”, где должен был разобраться с кое-какими проблемами. Вкратце их суть заключалась в следующем: для обеспечения дальнейшей успешной деятельности организации, которую он представлял, нужно было “нейтрализовать” некоего Зигмунда фон Фенфильфайна. На выполнение задания – неделя. Он решил прожить ее так, чтобы потом было, о чем вспомнить. Так оно, более-менее, и получилось...

* * *

Денег на карманные расходы ему выделили предостаточно. “Я же не успею их потратить за этот короткой срок”, – так думал Гребнев, подлетая к Амстердаму. Поэтому совершенно естественным стало его решение “прокутить” часть из них, что и было сделано в течение первых двух суток.

На протяжении 48 часов к ряду он кочевал по ресторанам, казино, барам, ночным клубам, где не отказывал себе ни в чем. Так он и ходил по городу от заката до рассвета и наоборот.

Прекратить кутеж Гребнев решил уже в полицейском участке, куда его доставили за учиненный дебош в одном из вышеперечисленных заведений. К тому же, к завершению обширной культурной (и не очень) программы располагало и практически полное отсутствие каких-либо финансовых средств. Таким скверным по части настроения и открывающихся перспектив, оказался третий в жизни Гребнева амстердамский рассвет, который он встретил в полицейском участке.

* * *

К счастью, ему удалось освободиться довольно быстро. И вот теперь он шел по улице в изрядно потрепанных джинсах и жилетке-безрукавке, напяленой на голое тело. Куда подевалась остальная одежда Гребнев не знал, точнее не помнил, что называется, хоть убей. Первое время он даже пытался восстановить в памяти ход событий последних двух суток, но отчаянные попытки к желаемому результату не привели. Вместо этого ему вспомнились слова из песни высоко ценимого им В. Бутусова “Девушка по городу шагает босиком...” Существенно осложняло и без того непростую ситуацию потеря Гребневым фотографии Фенфильвфайна, а также данных, где его нужно искать. Восстановить же по памяти эти сведения Гребнев самостоятельно не мог. Он начал понимать, что здорово “влип”: подобные просчеты “СИНДИКАТОМ” не прощались, а невыполнение задания грозило для исполнителя самыми суровыми последствиями.

Пребывая в подобного рода размышлениях, Гребнев не заметил, как день плавно перешел в вечер. Однако, холод усиливался. Гребневу надоело ощущать себя бедным родственником и он решил покончить с этим позорным чувством. Не мудрствуя лукаво, нашел подходящий магазинчик и как следует грабанул его, получив при этом все необходимое и даже более того. Таким образом у него опять появились деньги на карманные расходы, а с ними и повод расслабиться.

* * *

По иронии судьбы первым заведением, куда Гребнев попал, стало то, где он изрядно набедокурил. Но поскольку Гребнев не помнил в каком именно клубе и за что, собственно, его задержали служители правопорядка, для него стало полной неожиданностью увидеть свою фотографию сразу при входе с сопроводительной надписью, продублированной на семи языках, в том числе и на русском: “Осторожрно – пьяный дебошир Гребнев!”.

Увидев такие дела, он не мог не войти внутрь, чтобы разузнать что к чему. Но как только он вошел в помещение, на него сразу накинулись охранники заведения.

Особо пострадали первые четверо, попавшие ему под правую руку, участь следующего квартета нападавших была несколько менее трагичной, поскольку левой Гребнев бил немного слабее. Раскидав недружелюбно настроенных подданных Нидерландского королевства, Гребнев спешил ретироваться, тем более, что уже отчетливо слышал гул приближающихся сирен: побывать в полицейском участке дважды в течение суток было бы слишком опрометчиво, тем более, что главное задание по-прежнему оставалось не выполненным.

* * *

После этого инцидента Гребнев твердо решил раз и навсегда “завязать” со спиртным. “Чрезмерное употребление алкогольных напитков к добру не приведет”, - рассуждал Гребнев, сидя за столиком одного из многочисленных бистро. Глубоко уйдя в анализ принятого только что решения, он и не заметил как между делом пропустил по 150 граммов конъяка и еще столько же какого-то дешевого вина, которое напомнило ему “Белую скалу”. Подойдя к кельнеру, Гребнев сначала хорошенько отчитал того за то, каким жутким шмурдяком поят здесь посетителей, а затем заказал пол-литра того же пойла, так как оно навеяло на него воспоминания о родных берегах и теперь путешествие “по волнам нашей памяти” явно нуждалось в продолжении.

Это бистро, что на Гульденштрассе, 89, работало круглосуточно, а потому в течение следующих трех дней стало местом “постоянной прописки” Гребнева, а ночлегом - уютный мотель, что напротив.

За время пребывания в питейном заведении Гребнев успел познакомиться со многими его посетителями. Один из них показался ему не таким уж потерянным негодяем, коими по мнению Гребнева, сформировавшегося под впечатлениием его амстердамских злоключений, являлись подавляющее большинство голландцев. Особенно сдружило Гребнева с новым знакомцем их общее пристрастие к караоке. Это был опрятно и даже со вкусом одетый невысокого роста худощавый старикашка. Он обладал отличным чувством юмора, был потрясающе жив и активен. Вообще Гребневу даже показалось, что он чем-то, в том числе характерной внешностью и особенно - взрывным темпераментом, похож на Луи де Фюнеса. Он приходил в бистро поздним вечером (вернее, его подвозил весьма приличный BMW) и уходил уже глубокой ночью. Что особенно импонировало Гребневу, так это то, что дедушка любил покутить. Он был завсегдатаем заведения и ему многое прощали.

Несмотря на то, что Гребнев не знал ни немецкого, ни французского, равно как ни одного из европейских языков, со своим новым знакомым (не знавшим ни одного приличного русского слова, кроме нескольких ругательных), у него не было никаких проблем с общением. Когда дедушка рассказывал какие-то истории, возможно это были воспоминания, Гребневу казалось, что еще чуть-чуть коньяка или еще лучше – “Белой скалы”, и он начнет понимать собеседника. Особенно по душе ему приходились рассказываемые Луи де Фюнесом сальные анекдоты. Конечно, Гребнев не имел ни малейшего понятия об их содержании, однако от этого они не становились для него менее смешными.

* * *

Тем не менее время шло и это угнетало Гребнева: осуществление порученного ему важного задания, в силу рокового стечения известных крайне неблагоприятных обстоятельств, не представлялось возможным. Злость и отчаяние овладевали Гребневым.

Он начал было выдумывать для “СИНДИКАТА” вескую причину, из-за которой не смог выполнить возложенную на него миссию, но поскольку в голову не приходило ничего кроме мути, периодически заглушаемой куплетами песни В. Бутусова “Девушка по городу шагает босиком...”, прекратил это занятие, расценив его абсолютно бесперспективным.

“Ладно, черт с вами со всеми,” - бормотал Гребнев себе под нос, пристально всматриваясь в дно очередного осушенного им бокала. Как показалось самому Гребневу – еще чуть-чуть и он опять начал бы дебоширить, но в этот момент в бистро заработало караоке. Поскольку нравившегося ему произведения Бутусова в фонотеке не оказалось, Гребнев решил спеть “Шоу маст гоу он” – песню наиболее адекватно отвечавшую настроению, в котором он пребывал в данное время.

Выступление Гребнева произвело на присутствующих неизгладимое впечатление: если бы не голос (Гребнев пел фальцетом) и упитанная комплекция исполнителя, можно было подумать, что поет сам Фреди Меркьюри, тем более, что Гребнев так здорово научился копировать телодвижения прославленного музыканта.

По окончании номера зал разразился бурными аплодисментами. Рукоплескал и подоспевший к этому времени “Луи де Фюнес”. Гребнев решил закрепить успех демонстрацией своих танцевальных способностей и заказал музыку из фильма Квентина Тарантино “Криминальное чтиво”, ту под которую танцевали герои Д. Траволты и У. Турман. Гребнев, на всякий случай, предложил станцевать вместе с ним веселому старикашке. Какого же было его удивление, когда тот не только откликнулся, но и с первыми аккордами стал с легкостью неимоверной ловко отплясывать твист, демонстрируя совершенное владение танцем.

Что говорить, номер удался на славу. Они танцевали практически на всех горизонтальных поверхностях: подиуме, барной стойке, столиках. С одного из них, угодив во что-то скользкое, Гребнев здорово грохнулся, но быстро поднялся и продолжил выступление.

* * *

После бурной пляски танцоры расположились за столиком, чтобы отметить удачное выступление. Луи де Фюнес предложил Гребневу попробовать абсент. “Хорошая штука”, - отметил Гребнев, отведав доселе неизвестный ему горячительный напиток.

Во время выразительных, повествуемых в ролях монологов Гребнева Луи де Фюнес умиленно улыбался и вроде бы понимающе кивал головой. Затем он предложил выпить за здоровье Гребнева и произнес какой-то, как тому показалось, веселый тост. В завершение встречи собеседники обменялись номерами телефонов, пообещав звонить при первой возможности и направились к выходу.

Чтобы попасть на улицу они должны были спуститься по лесенке, достаточно узенькой, чтобы на ней могли разместиться оба одновременно. Поэтому Луи де Фюнес любезно предложил Гребневу идти первым. Тот отказался наотрез, дав понять, что пропускает своего спутника, однако Луи де Фюнес не уступал. Тогда Гребнев согласился, но потом передумал и сказал, что если тот не пойдет первым, он на него обидется и никогда не позвонит. Луи де Фюнесу ничего не оставалось сделать, как развести с досады руками и начать спуск.

Лестница вела вниз по спирали и ее виражи представляли собой значительную трудность для здорово “принявших на грудь”. Оба держались за стенки корридора, по которому она пролегала, и не спеша осваивали ступеньку за ступенькой.

- Эй, дедуля, - воскликнул Гребнев,- смотри там осторожней, а то еще как загремишь: тут и шею свернуть можно!

В этот момент Гребнев споткнулся сам и вследствие этого налетел на впереди идущего. Гребнев устоял, но невольный толчек в спину добродушного старикашки оказался слишком сильным и тот кубарем покатился вниз. “Пардон!”, – успел только крикнуть Гребнев вдогонку, но Луи де Фюнес его уже не слышал, с шумом преодолевая кувырком вираж за виражом. Лестница была весьма длинной, поэтому для того, чтобы очутиться, наконец, в самом низу, старикану понадобилось некоторое время.

Когда стало тихо, Гребнев понял, что Луи де Фюнес достиг цели. Сбежав по ступенькам, он обнаружил того лежащим у стены почти вверх ногами с широко раскинутыми руками и разбитым лбом, из которого тонкой струйкой сочилась кровь. Его глаза, застеклянев, неподвижно смотрели в потолок. Наклонившись к старикашке и потормошив его, Гребнев понял, что тот безнадежно мертв. Осознав это, он едва не икнул от удивления.

Но еще больше Гребнева поразило то, что на лице покойника красовалась застывшая улыбка. Казалось, этот незадачливый, полный оптимизма и задора юморной старичек, даже смерть свою воспринял как очередную (на сей раз, последнюю) шутку и теперь улыбался, будучи мертвым. Грустно вздохнув, Гребнев хотел уже идти, но его взгляд упал на высунувшийся из внутреннего кармана пальто покойного бумажник с документами. Профессиональный интерес взял верх и Гребнев решил немного задержаться. Он достал паспорт мертвеца и раскрыл его. Когда это сделал – чуть не вскрикнул от неожиданного поворота событий: паспорт свидетельствовал, что этот старикашка был ни кем иным как… Зигмундом фон Фенфильфайном!

- Спасибо, дедуля – вот тебе дуля, - прокомментировал Гребнев. – Стало быть задание выполнено.

Постепенно к Гребневу вернулось чувство реальности: нужно было сматываться, пока никто ничего не заметил. Прихватив бумажник, он сделал шаг, но, тут же резко остановился: “Стоп! А мой номер телефона! Он же у него!”. Обшарив карманы он, быстро нашел то, что искал…

* * *

Денег, “одолженных” Фенфильфайном хватило на билет на самолет да еще первым классом. С чувством выполненного долга покидал Гребнев голландскую землю. Когда шасси оторвались от взлетной полосы, он с облегчением откинулся на спинку кресла, напевая песню о девушке, шагающей по городу босиком. “Ну вот, справился, - констатировал он. - А старика все-таки жаль. И чем он им (“Синдикату”) не угодил, - не понимаю.” Через несколько часов самолет благополучно приземлился в днепропетровском аэропорту, где Гребнева встретил представитель “СИНДИКАТА” и, узнав об успешной концовке мероприятия в Амстердаме, искренне поблагодарил исполнителя заказа.



:: СПЕЦКОР :: СВОБОДА - ЗДОБУТОК ХОРОБРИХ! :: Дніпропетровське інформаційно-аналітичне Інтернет-видання "СПЕЦКОР" потребує інвестицій для подальшого розвитку: покращення матеріально-технічної бази й створення штату співробітників. Цей сайт є результатом індивідуальних творчих, матеріальних, технічних й організаційних зусиль автора. Створення відповідних умов для діяльності команди однодумців дозволить "СПЕЦКОРУ" вийти на якісно новий рівень, що значно сприятиме реалізації патріотичної місії Інтернет-видання. Бізнесмени з Україною в серці, відгукніться! "СПЕЦКОР" розраховує на вашу допомогу. Тел: 8 066 449-70-21 е-маil: spetskor@ukr.net :: СВОБОДУ НЕ СПИНИТИ! :: СПЕЦКОР ::
Архіви статей: 2011  2010  2009  2008  2007  2006  2002-2005
© Олексій Мазур 2002-2013
© Веб-дизайн, Андрій Мазур 2002-2013
Всі права захищені. Використання матеріалів СПЕЦКОР дозволяється
за умови посилання (для інтернет-видань - гіперпосилання) на СПЕЦКОР.

Украинская Баннерная Сеть

Warning: require_once() [function.require-once]: Unable to access /sata1/home/users/spetskor/www/www.spetskor.dp.ua/inshe/dialab/setlinks_b1908/slsimple.php in /sata1/home/users/spetskor/www/www.spetskor.dp.ua/footer.php on line 64

Warning: require_once(/sata1/home/users/spetskor/www/www.spetskor.dp.ua/inshe/dialab/setlinks_b1908/slsimple.php) [function.require-once]: failed to open stream: No such file or directory in /sata1/home/users/spetskor/www/www.spetskor.dp.ua/footer.php on line 64

Fatal error: require_once() [function.require]: Failed opening required '/sata1/home/users/spetskor/www/www.spetskor.dp.ua/inshe/dialab/setlinks_b1908/slsimple.php' (include_path='.:/usr/local/php52/share/pear') in /sata1/home/users/spetskor/www/www.spetskor.dp.ua/footer.php on line 64